Марія Заржицька

МММ

04.06.2021, Просмотров: 28

У моей знакомой есть поклонник. Он дурак.

Ну не совсем чтоб вообще в голове ничего не было. Что-то есть, — но не то, что надо.

Не то чтобы ей не надо — вообще никому не надо, кроме того, что отличает его от женщины. Правда, моей знакомой это тоже не надо. По крайней мере, от него.

И уж во всяком случае — так, как он это преподносит.

Вернее, не преподносит. Потому что он как бы тайный поклонник. Стеснительный типа.

Я говорю: «Зинуль, он маньяк. Стопроцентный маньяк. Нормальные люди так себя не ведут».

А она такая: «Ну ты ж понимаешь, он маркетолог».

После этих слов я бегом побежала в зеркало смотреть. Неужели мы, маркетологи, досиделись в Интернете до звания маньяков? Вот прямо чтобы по Интернету ходить, жертву себе вкусную выискивать и впиваться в жертву (или жертвяка), пока не запросит пащады?

И даже если запросит — ни за что пащады не давать, патамушта работа такая???

Блин, вот задело моё профсамолюбие до глубины души.

«Зинуль, — говорю, — а в чём же это его маркетоложество проявляется?»

«Ну-у, понимаешь, он типа тайный. Светиться не хочет. Всячески намекает, даже письмо тайное присылал. С подтекстом».

«А-а???! — хватаюсь за голову. — Суперагент Мейсон? Блэкстар Даркнета?!!! Так я ж его знаю! Он и мне тайные послания пытался слать».

«Да, он так и сказал. Говорит, решил проверить твою подружку. А вдруг она кому-нибудь изменяет?».

«Так чего ж не спросил? Я б так и сказала — да, изменяю. Кому-нибудь изменяю. Так и передай кому-нибудь — ИЗМЕНЯЮ. Пусть внесёт в тайный рейтинг китайского правительства. И ходит гордый с медалью, привинченной к железной груди. Маньяк. В Интернете таких пруд пруди. Особенно после очередной волны ковида. По нервам, говорят, сильно лупашит».

«Вот-вот. Говорит, маску снимать не хочу. Так надёжнее, никто не догадается. Всех мужиков, которые мне хоть чуть-чуть нравятся, заскринил и типа анализирует. Говорит, хочу составить профиль мужчины твоей мечты».

«Мужчины моей мечты? Точно МММ. У меня такой был. Со дня на день начнёт на деньги разводить. Типа, приезжай, встретимся. Купи одежду, туфли, бельё, всё новое, красивое, как ты любишь. Сходи в парикмахерскую, затарься косметикой, парфюмерией. Выбери себе путёвочку, билетики со скидкой. Денег нет? Вот, смотри, тут можно взять в долг по льготным условиям».

«И что??? Взяла?»

«Он же сказал — стерва. Не тот случай, чтоб на мужика в кредит брать».

«А если он раком....»

«Заболеет? Так болел. И меня убеждал, что я раком болею. Телепат хренов. Даже деньги пытался собирать в мою пользу. А я такая здоровая оказалась, что у него чуть шарики за ролики не заехали. Больная, короче, на всю башню. Так и сказал. Жалко человека. Да что ж поделаешь — прошла любовь. Я даже плакала, когда он умер».

«Бедняга… От любви, наверное. Неразделённой....»

«От ******. То есть нормальных девчонок. Ну, ты поняла. Нормальные девчонки похоронили. Больше никто не хотел скидываться».

Тут Зинка всерьёз призадумалась. Впервые за долгое время.

«Нет, Маняша, — говорит. — Мой — умный. Он изучает. Анализирует. Профиль мужчины составляет. Значит, хочет настоящим мужчиной стать. Таким, какой мне нравится».

Я уже это вижу. Если выкатить Зинкин райдер к мужикам — суперагент Мейсон нервно отжимается в сторонке тыщу раз. В минуту. Плюс, она живёт на девятом этаже. Итого....

«Не накручивай меня! Я в него выстрелю! Из водяного пистолета!»

«Зинка, он упадёт и разобьётся. Скажи, пусть медленно, очень медленно опускает ходули. Скажи, что его ноги вырастут и будут такими же, как у Альберто дель Умберто. Скажи, пусть крепко держится за ходули».

«Он хочет поправить усы Камано де Копа-Кабано, они у него отклеиваются!»

«Плевать на усы. Пусть крепко держится за ходули. Спасатели уже надувают матрас».

«Он кричит руками, что не верит эмчеэсникам!»

«Зинка, успокойся. У этого гада страховочное снаряжение мойщика окон. И памперс до колен. Он тебе пиво рекламировал?»

«Нет, но намекал!»

«На пиво?»

«На то, что продал пивную ради меня! Маняш, а вдруг это нанятый а....»

… Зинка что-то отчаянно строчит на клавиатуре.

— А? — вскидываюсь от раздумий. — Что, опять?

— Неа. Работаю. Знаешь, я подумала — наверное, мне всё это показалось. Точно маркетолог. Только не настоящий, робот. Нет никакого Мейсона. Ленивые они все. И трусливые. И безграмотные. Стыдно позориться, вдруг разоблачат. Им проще бот-бабу себе слепить. Вот дожили. Гиква одна… И та, с роликами вместо шариков.

— Зинуль… — говорю самым что ни на есть заговорщическим шёпотом. — Значит, тебя заказали. Конкурент твоего конкурента. Хэдхантят! Точно, хэдхантят!

— А чё так сложно? Взяли бы да написали в личку.

— Ну, понимаешь… Впечатление произвести. Как в «Сфере». Ты читала «Сферу»?

— Ой, да читала. И роботы читали. Какой-то френсис в Фейсяре упорно называл меня «мей». Или намекал. Укушенные какие-то. Начитаются книг, а потом спамят. И с фильмами то же самое. Ничем не убедишь.

— Так ты и с экраном разговаривала???

— Угу. Наорала даже. Не помогло. Говорят, вежливо надо с экраном разговаривать. И прислали рекламу курсов управления гневом.

— Зина. Возьми себя в руки. Это маньяки. Только не стреляй в экран. Сами уйдут. Ничего у них не покупай. Они думают, что управляют миром. С минуты на минуту к ним приедет скорая помощь. Услышит, что они управляют миром, и приедет. А теперь медленно, очень медленно выключай компьютер.

Комментарии 0

Наверх